Форум » Венеция и Генуя » Морские сражения в Дарданеллах 1646-57 » Ответить

Морские сражения в Дарданеллах 1646-57

Ингвар: В записках голландского моряка Яна Стрейса есть очень колоритные описания сражений венецианского и турецкого флотов в Дарданеллах в 1656-57 гг., участником которых он был. Так, в частности, в главах IV-V он рассказывает блокаде венецианским флотом Дарданелл и битве в июне 1656, в главе VI – о захвате венецианцами Тенедоса и Лемноса, в главе VIII – о сражении в Дарданеллах в июле 1657 года… Хотелось бы обратить внимание форумчан на эти малоизвестные, но интересные события. Сражение в Дарданеллах 26-27 июня 1656 года: «…Сначала венецианский флот был весьма слаб, но когда к нему примкнули мальтийцы и несколько венецианских кораблей, то он стал весьма силен, включая 28 военных кораблей, 24 галеры и 7 галеасов под командой генерала Лоренцо Марчелло (Lorenzo Marcello)… В течение целого месяца мы искали и поджидали турецкую армию, полагая, что она выйдет в море из Константинополя. Тем временем к венецианскому флоту присоединились мальтийские галеры под флагом приора из Рокеля (Rochel). Силы турок тогда исчислялись в 28 военных кораблей, 60 галер, из них 22 беев и 9 галеасов. В их флоте было много войска, хорошо снабженного амуницией, и 23 июня они вышли на всех парусах в Дарданелльский пролив, намереваясь прорваться к греческим островам или в другие места архипелага. Как только венецианцы это увидели, то двинулись против них, насколько это было возможно, в полном и добром порядке, хотя мальтийцы и дали понять, что не хотят стать под командование венецианцев и желают сами по своему усмотрению вести свои галеры. 24-го турки все еще стояли у берега; большим преимуществом и защитой были для них две крепости, построенные у входа в Константинопольский, или Дарданелльский пролив, откуда все время палили по венецианцам. Чтобы нанести им больший урон, они поспешно выставили две батареи, одну на правом берегу, у Варварии, со стороны Анатолии, другую со стороны Греции, откуда они обстреливали венецианские корабли, намереваясь разъединить их и прорваться. Три дня продолжалась стрельба с обеих сторон, и в ней превзошел всех адмиральский венецианский корабль, на котором были подняты самые главные флаги, вследствие чего он подвергся самому жестокому нападению, ибо турки метали из крепостей такими большими и тяжелыми камнями, что они, как быки, падали в воду и на корабли, а жерла пушек в крепостях были шириной с целую пивную бочку. Одним выстрелом сразу убило трех человек, стоявших близ генерала Лоренцо Марчелло; и хотя это не предвещало ничего доброго, тем не менее весь христианский флот оставался в полном порядке и с нетерпением ждал армию султана. Наконец утром 26 июня она решительно двинулась против нас в полном боевом порядке и с таким отвратительным криком, что мы не могли ни слышать, ни понимать друг друга. Турецкие корабли и галеры были набиты народом, так что они сами мешали друг другу. Большим преимуществом для них был северный ветер, тогда как венецианцы стояли против ветра и у них не было никаких преимуществ. Тем не менее ни генерал Марчелло, ни его флот нимало не уклонились, но, наоборот, в пример другим он стал во главе и в середине кораблей и галер, построившихся в форме полумесяца, с нетерпением ожидая турецкий полумесяц. Но они не переставали стрелять, а ветер и течение не давали нам возможности к ним подступиться, что также мешало галерам беев, ибо им пришлось остаться на своем месте. Венецианцы наконец напрягли все силы, чтобы подойти ближе к неверным, и устремились, как подобает храбрым воинам, к берегу, куда их не подпускало скорее течение, чем ветер. Турки тем временем открыли сильный огонь по зашедшему вперед кораблю Марко Бембо (Маrсо Bembo), так что на нем все трещало; так же суда Лацаро Мочениго (Lazaro Mocenigo), Джироламо Малипьеро (Gerolamo Malipiero), которых поддерживал принц пармский. Но благороднее всего держался капитан Бернардо Брагадино на фрегате “Контарина”, на котором в то время находился и я. Никто не обращал внимания на залпы турок, а только старались изо всех сил подойти к ним вплотную. То же самое было на всех нидерландских кораблях, которые надеялись таким образом вызвать турок на решительную битву, и хотя, как уже сказано, ветер был на их стороне, тем не менее они уклонялись и шли, подняв паруса, по излучине канала, между крепостью Анатолией и Варварийским берегом, где стали на якорь, полагал, что крепость даст им надежную защиту. Тем временем христианское войско на своих кораблях настойчиво боролось с ветром и течением, чтобы напасть на турок; но, убедившись, что все усилия напрасны, долгое время ничего не могло предпринять, и только на грохот их пушек отвечало тем же до тех пор, пока ветер не переменился и господь бог не простер над нами свою милостивую руку и не дал своего благословения, точно так же, как это было примерно сто лет тому назад в доблестной морском сражении в Лепантинской бухте под начальством Дон-Жуана Австрийского. Ветер сначала благоприятствовал туркам, а когда они столкнулись с христианами, бог переменил ветер в ущерб неверным, и христиане одержали величайшую победу, о которой будут говорить до скончания света. То же самое произошло и здесь: как только генерал Марчелло заметил, что ветер слегка переменился к югу, то сразу же отдал приказ всему флоту ринуться на турок, что тотчас было приведено в исполнение, подняв все паруса и налегши на весла. Турки были так испуганы, что многие прыгали за борт, ибо ветер дул им в лицо. Это привело их в такой страх и замешательство, что они не знали, куда им деваться. Они подплывали на кораблях к самому берегу и соскакивали на него, чтобы спасти свою жизнь, но тщетно, ибо течение относило их к морю, так что весь пролив был покрыт людьми, в том числе было много рабов из христиан, которых венецианцы вылавливали на маленьких судах. Тем временем турки бежали без оглядки и старались, налегая на весла, увести свои большие корабли, которые продолжали обстреливать венецианские суда, а галеры защищали их. Но “Лев св. Марка” так неумолимо преследовал их, что от него укрылось только 14 судов, схоронившихся близ крепостей. Отважным показал себя Лацаро Марчелло на “Султании”, корабле, незадолго перед тем отнятом у туров; он отрезал им путь и стал обстреливать их. Тем временем генерал Марчелло, врезавшись в середину, нарушил порядок турецкой армии, но сохранил свой, оставаясь в сердце своего полумесяца, состоявшего из проведитора Барбаро Бадуро, мальтийской эскадры, кораблей и галеасов Джузеппо Моресини. Правым крылом командовал начальник гавани Антонио Барбаро, а левым Пьетро Контарини. Тогда началась ожесточенная кровопролитная битва, ибо теперь, когда туркам был отрезан морской путь и дорога к берегу, с отчаяния они стали храбро защищаться, тогда как прежде, когда ветер и течение благоприятствовали им, они не решались подойти, как малодушные трусы, и только издали стреляли из пушек. Тогда галеры беев также вошли в дело. И они поистине держались молодцом и лучше защищались, чем турецкий генерал Мустафа. Стойко держался некий паша (по происхождению грек, отрекшийся от своей веры); он обещал султану принести голову венецианского генерала или сложить свою; и, правда, он сделал все, что мог, чтобы отрезать галеру генерала Марчелло, но ему здорово досталось, так что он потерял свое мужество и генерал сам рассчитывал одолеть его, но был убит пушечным ядром вместе е четырьмя другими, стоявшими рядом с ним. Когда лейтенант Цуанни Марчелло увидал это, то скрыл мертвого и поступил мудро, продолжая вести сражение согласно отданным распоряжениям, однако послал уведомить о смерти генерала проведитора армии Барбаро Бадуро, который не замедлил перейти на галеру убитого, занять его место и вести сражение, как оно было начато. В это время Лацаро Мочениго на своей галере “Султания” близко подошел к берегу, чтобы отрезать туркам к нему путь, и от сильного обстрела корабль его был охвачен пламенем, а незадолго перед тем в глаз храброго Мочениго попала пуля. На “Султании” находились различные добровольцы и дворяне; они все до самого низшего удивительно стойко держались; в том числе капитан Цорци Дагукс, монсиньор Эберт, капитан Гремонвиль и Бернадино Канель; двое последних были смертельно ранены. В том сражении сгорел от взрыва голландский корабль “Щит Нассау”, на котором капитаном был Фаустино Рива. Большой голландский корабль “Давид и Голиаф” в жаркой схватке с галерами беев взлетел на воздух от злосчастного выстрела, взорвавшего его пороховую камеру. Он находился так близко от упомянутых галер, что пять из них взлетели на воздух вместе с ним. Нас сильно опечалило несчастье, происшедшее с “Давидом и Голиафом”, на нем погибло 22 соотечественника; было их там 44 человека, а спаслось только 22. Принц часто бросался навстречу опасности, и приходилось силой не допускать его к этому. Вместе с генералом Борри (Воrri) на галеасе Марко Рива находился его сын, которого он возил с собой всюду, где предвиделось что-нибудь замечательное. Наконец ночь прекратила это ужасное сражение, однако не надолго, и с наступлением дня мы снова выступили против туров, которые еще защищались, и самой стойкой была их “Капитана”. Но адмирал так встретил ее своими пушками, что она в конце концов вынуждена была сдаться, как и остальные. Когда венецианцы увидели, что адмиральский корабль неприятеля пал, то это придало им необычайное мужество, и они с большой храбростью напали на сарацин, которые в великом замешательстве обратились в бегство и укрылись в своих крепостях; но им постарались отрезать путь, так что уйти удалось немногим. Господин генерал и другие морские герои давно жаждали проявить свою храбрость, особенно голландские капитаны и боцманы, страстно этого желавшие, ибо так долго пришлось ждать появления турок в Константинопольском проливе без всякой свежей пищи, и каждые три дня приходилось наполнять сосуды водой с их берега, чтобы не терпеть в ней недостатка на случай нападения. Вода стоила нам очень дорого, ибо мы расплачивались за нее на турецкой земле человеческой кровью, так как на берегах были разбиты большие лагеря, главным образом конницы. Когда мы приходили за водой, то солдат высаживали на берег под охраною кораблей, галер и галеасов, а в случае, если их разъезды направлялись к нам, наши солдаты стреляли картечью и убивали множество турок. Иногда их нападение было столь внезапно, что мы в беспорядке отступали к своим судам, причем с обеих сторон бывало много жертв. Господин Барбаро Бадуро с мальтийских галер, который перешел на галеру убитого генерала Марчелло, до тех пор умалчивал о его смерти, пока битва не была закончена; она продолжалась весь следующий день до позднего вечера и закончилась полным поражением турок. Венецианские генералы сожгли большую часть кораблей и галер, чтобы не тратить на них лишнего труда, но некоторые они оставили себе на память о доблестной победе, которая обошлась венецианцам в 400 убитых, в том числе знаменитый генерал Марчелло, и множество раненых. Мы не потеряли других кораблей, кроме “Султании”, “Давида и Голиафа” и “Щита Нассау”. В то же время мы захватили 18 галер, а мальтийцы —11 кораблей; сожжено было 54 корабля, так что из 97 галеасов, кораблей и галер ушло не более четырнадцати. Кроме того венецианцы освободили 5 тыс. рабов христиан. Число убитых неизвестно, но их несколько тысяч, ибо вход в Дарданелльский пролив со стороны Греции был так сильно забит мертвецами, что я с товарищами с трудом мог пробраться на лодке, чтобы выловить христиан и найти себе добычу, и лодку пришлось тащить как по болоту. Течение согнало мертвецов главным образом к мысу Трои, как будто бы это были льдины, ибо помимо того, что погибли упомянутые военные корабли, несколько сот турок потонуло на своих маленьких судах». Далее читать здесь: http://www.vostlit.info/Texts/rus13/Strejs/frametext2.htm

Ответов - 52, стр: 1 2 3 All

Ингвар: Возник такой вопрос по турецкому флоту, интересно услышать мнение знатоков: Можно ли считать морскую победу турецкого флота над венецианским в битве у мыса Карабурун (иначе у о-вов Инусе) 9 и 19 февраля 1695 г. последней великой морской победой турок? И, соответственно, адмирала Хуссейн-пашу Меццо-Морте - последним великим флотоводцем Османской империи? (Была ли это "лебединая песня" военно-морской мощи османов?) Если не ошибаюсь, позднее Морейской войны не было значительных побед турок на море и адмиралы османов уже никогда более не побеждали.

Олег: Да вроде следующую войну с Венецией Турция тоже выиграла, несмотря на ряд отдельных поражений.

Ингвар: Олег пишет: Да вроде следующую войну с Венецией Турция тоже выиграла, несмотря на ряд отдельных поражений. Выиграть то выиграла, но каких-либо значимых морских сражений, в которых бы победили турки, уже не было.

Gromoboy: В кампанию 1715 г. по одним источникам был, а по другим - наоборот не был (т.е. венецианцы не мешали высадке турецкой армии) бой у Крита между венецианцами Джеронимо Долфино и турками капудан-паши Канум-Кочи В кампанию 1716 - бой в проливе у Корфу, я у себя в блоге выкладывал несколько материалов на эту тему http://rusmilhist.blogspot.ru/search/label/1716%20Campaign%20%28Corfu%29

Tourville: Мой перевод Андерсона и Нани Мочениго по кампаниям 1715-16 гг.: В декабре 1714 г. Османская империя начала войну против Венеции, стремясь ликвидировать завоевания Венеции по Карловицкому мру 1699 г. Армия великого визиря вторглась в Морею (Пелопоннес) при поддержке флота под ком. капудан-паши Джанум-ходжа с 32 кораблями; после присоединения к нему эскадр Египта, Алжира, Туниса и Марокко его силы возросли до 58 кораблей, 5 брандеров, 30 галер, 70 галиотов, не считая мелких судов. Венецианский главком капитан-генерал Дольфин с 19 кораблями и 15 галерами находился в Курцолари (к северу от Коринфского з-ва). Уже пали о-ва Тине и Эгина. Слабые венецианские гарнизоны в Морее не могли оказать серьезного сопротивления (На всем Пелопоннесе было всего 7000 венецианских войск) . Одновременно турки быстро ликвидировали и венецианские колонии на Крите. ЛК Aquila Valiera, Ercole, Valore Incoronato были ветхие, они имели всего по 20 пушек, и их оставили для защиты Венеции. 8 июля к Дольфину в Кефалонии присоединились 4 папские галеры (ком. – Ferretti) и 5 мальтийских галер графа Шаесберга (Schaesberg). У Дольфина теперь было 20 ЛК, 2 маона (галеаса), 15 галер и 15 галиотов, с которыми он 10-11 июля пошел в Патрасский залив помочь гарнизону Коринфа, но узнал, что еще 2.07 турки его взяли. 23.07 подошли 2 тосканские галеры (ком. – Minucci). 27.07 Дольфин прибыл на о. Занте. Тут узнали, что турки осаждают Науплию с суши, с моря ее блокирует турецкий флот, т.е. флоты были по разные стороны Мореи. К венецианцам подошли 3 ЛК – 1 ранга - San Lorenzo Zustinian и Trionfo, и 2 ранга – Nostra Signora (или Madonna) del Rosario. 1 августа узнали, что Науплия 20.07 сдалась. Еще 6 июля Дольфин перенес свой флаг с галеры на ЛК Terror, а всеми галерами стал командовать граф Шаесберг; галеасами же командовал Ант. Марино Капельо. (Галеасы имели довольно сильное вооружение – по 2-24-фунт., 2-18, 8-12, 4-9, 8-8, 2-6 и много фальконетов). Дольфин хотел помочь Модону и 8 августа пошел к о. Sapienza (к югу), но 14.08, увидев турецкий флот, сразу отступил, хотя, по данным Шаесберга, у турок было лишь 10 ЛК, 18 галер и 10 галиотов. 22.08 галеры христиан вернулись на Занте, а 27-го туда же пришли и ЛК. 16.08 пал Модон, Корон был брошен; у венецианцев в Морее остались только Castello da Mora на N и Мальвазия на SE; к концу года и они были взяты. На Занте пришли 2 зафрахтованных венецианцами корабля – San Paolo и Santissima Nunziata. 4 сентября подошли еще 4 мальтийские галеры, но Дольфин отступил еще дальше – к Санта-Мавре (6.09). 5.09 ушли домой тосканские галеры, а 25.09 – и мальтийские. 5 октября ушли папские галеры. Турки взяли на Крите 2 венецианских порта – Suda и Spinalunga. Капудан-паша отослал домой африканские эскадры и пошел зимовать в Стамбул. Дольфин очень осторожно двинулся за ним. 7.10 он был к северу от Патрасского залива, 14.10 – у Занте, 16.10 - у Матапана. Мальтийские корабли ушли с Цериго домой, а Дольфин с 24 венецианскими ЛК подошел к Негропонту (Эвбее). Здесь его встретил противный ветер. 20.10 он пришел в Мило, затем – на Санта-Мавру; он взорвал здесь укрепления, снял гарнизон и вернулся на Корфу, где узнал о своем смещении. В ноябре около Венеции разбился Croce Rossa, а 12 января 1716 г. сгорел Regina del Mare. В Генуе был куплен Nostra Signora del Rosario, а в Ливорно – San Pietro Apostolo. К счастью для Венеции, 25.05.1716 Император объявил войну Османской империи, что спасло Далмацию от судьбы Мореи. Турки решили взять Корфу – главную базу венецианского флота. Турецким флотом командовал один из лучших турецких моряков той эпохи капудан-паша Джанум-ходжа Мохаммед-паша (с декабря 1714 до февраля 1717 г.; кстати, его младший сын Хосаммеддин был капудан-пашой при Чесме в 1770 г.). 5.06. У венецианцев главком флота – капитан-генерал (CG) обычно был на галерах; корабельным флотом в мирное время командовал «капитана ординарио» (СО, вице-адмирал); в военное время назначались «капитан-страординарио» - адмирал, а также «аммиральо» (А) - контр-адмирал и несколько «патронов» (Р) - командоров). 5 июня 1716 г. турецкий флот и десант были уже около Корфу, а «экстраординарный капитан» - «капитана страординарио» (CS, адмирал корабельного флота) Андреа Корнер был с ЛК у о. Sapienza, к югу от Модона, а галеры с новым главкомом капитан-генералом (CG) А. Пизани остались на Корфу. Узнав о турках, венецианские ЛК и галеры соединились у о. Занте 22.06, и Пизани послал CS с ЛК перехватить турок. Противный ветер задержал Корнера у северного побережья о-ва, а турки ушли в море. 27.06 Корнер узнал от Пизани, что турки – у м. Skimari; ему было приказано вернуться на Корфу. Затем у Паксоса, в 25 милях к SSE от Корфу Корнер получил другое письмо от CG – идти на север, но CS получил его лишь 5.07, а 2.07 турки уже прошли это место. 5.07 утром турки – 13 галер и много мелких вошли в канал Корфу. Пизани, который был севернее канала с 13 галерами и 2 маонами, пошел на турок, но увидев 72 турецких парусных судна, отошел под защиту пушек форта, а турки стали на якорь в канале. Сперва венецианцы хотели послать экипажи на помощь форту, но затем CG ушел южным каналом, оставив турок хозяевами положения. Утром 8.07 турки начали без помех высаживать войска на Корфу из своего лагеря в Бутрино на материке. А Корнер 6.07 ушел на север до Фано, в 30 милях к W от северного Корфу, затем перешел к Отранто, где 7.07 узнал, что турки – на Корфу. 8.07 он был в 12 милях от Корфу, и пошел в атаку на турок с наветра. У Корнера было 26-27 линейных кораблей (2 брандера, 2 маона, 18 галер, 12 гальотов), турки имели почти двойное превосходство, у них было всего 62 судна, в т.ч. 50- военных – ЛК и ФР, в т.ч. флагманский трехдечник (96? 112? пушек), 12 «Султан» (54-84 пушки), 10 африканских ЛК по 50 пушек (Вообще, по венецианским данным, у турок, не считая африканцев, было 1-112, 2-88, 1-72, 25-50-64, 6-28-48). Корнер привел круче к ветру (в бейдевинд) для сохранения наветренного положения. В 14.30 начался бой, шедший до 19.00, до штиля и темноты. Первыми шли Aquila Valiera и Scudo della Fede, на них были наибольшие потери (всего 70+130). У турок первыми шли лучшие их ЛК вместе с капудан-пашой; младшие флагманы – следом, в замке – алжирцы и мелкие. Джанум-ходжа после жаркого боя с авангардом Корнера повернул на другой галс и атаковал арьергард Флангини. Корнер также повернул на выручку арьергарда, хотел послать на турок брандеры, но те не исполнили его приказ, и турецкие галеры отбуксировали свои корабли из боя на NW. На другое утро Корнер пришел на Корфу и встал между Видо и Лазаретто., к северу от города, а турки пошли вдоль берега Корфу на север. Потери венецианцев – 116+250; турки потеряли 2 корабля, 1 галеон, 2 гальота и 1300 человек.; т.е. это сражение показало, что можно драться с турками, хоть их и много; Корнер прикрыл Корфу от атаки с моря. 10.07 турки опять стали высаживать войска, а венецианцы под ком. графа Шуллемберга (Schullemberg) укрепляли город. А Пизани плавал между северным входом в канал Корфу и о. Meerla, в 20 милях к W, ожидая конвой из Венеции. 18.07 он вернулся к южному каналу с подошедшими новым 80-пушечником Leone Triunfante и 2 транспортами с 1500 солдатами и 1 транспортом с едой. 21.07 подошел мальтийский дивизион из 4 ЛК – San Giovanni Battista, San Giacomo, Santa Caterina, San Raimondo (50-пуш. алжирский приз, взятый на пути), 5 галер, 2 мелких. Вечером 24.07 турки атаковали Monte Abramo к N от Корфу; на суше шли яростные бои; на море – тишь. Пизани и не пытался помешать высадке турецких войск. А когда он двинулся 27.07 атаковать турецкий лагерь в Govino со своими галерами, то было уже слишком поздно: турки установили сильные береговые батареи. 2 венецианских галеаса-маона сумели оттеснить 2 самых северных турецких ЛК, но большего добиться не удалось, и Пизани вернулся на о. Видо без успеха. 31.07 подошли 14 союзных галнр – 4 папские, 5 испанских, 3 тосканских, 2 генуэзских и 4 зафрахтованных корабля по 50-60 пушек, зафрахтованные папой – San Lorenzo 60, Fenice 60, Porco Spino («Дикобраз», буквально – «Колючий свин») 50 , Burlando 50, но только 1-е 2-60-пушечника были включены в линию. (Судя по всему, другие 2-50-пушечника позже были приобретены Испанией и погибли при Пассаро в 1718 г.). 3 августа турки захватили высоты Monte Abramo и Monte Salvatore. 5 августа появилась возможность морского сражения; союзники пошли было на турок, но ветер изменился, и турки опять остались на ветре (на NW). Турки предложили перемирие, но оно было отвергнуто. Шуллембург хотел 6.08 провести вылазку, но Пизани отклонил помощь. 15.08 прибыло 1500 германских войск, нанятых Венецией . В ночь с 18 на 19 августа была произведена вылазка при поддержке галер, но – неудачно; германские наемники сражались плохо, а турки повели общий штурм, но он был отбит через 6 часов; Шуллембург очень активно проводил контр-вылазки. 20 августа ветер опять изменился на SW, союзники пошли в атаку на турок, но налетел «бешеный шквал» (3-часовой); 1 турецкий ЛК потерял бушприт и фок-мачту и был уведен на север. 21-го ожидали нового штурма, но турки быстро посадили на свои суда кавалерию. Тут подошел испанский дивизион СЕ Мари (Real Mari 60, 3-50, 2-44; в 1718 г. эти корабли были при Пассаро в 1718 г.). (Мари 24.07 – 2.08 находился в Генуе). К изумлению союзников, турки 22.08 сняли осаду и стали грузить обратно на суда войска и т.д. Теперь было самое время их атаковать при посадке войск, но Пизани, силы которого уже не уступали турецким, отказался от атаки, и только выстроился в линию поперек южного пролива. В линии было 27 венецианских ЛК; впереди их были 4 ЛК Мальты, за ними – папские корабли; в линии галер мальтийцев поставили в центре, причем главкому Бельфонтэну тоже пришлось пересесть на мальтийскую галеру; на флангах были венецианские и папские галеры со своими CG. 23.08 союзники стали было сниматься с якоря, но задул противный ветер; 24.08 они твердо решили закрывать южный канал и не беспокоить турок. В итоге, капудан-паша смог собрать свой флот в Бунтрино и оттуда 26.08 сумел выбраться из северного канала и отойти к N от Merlera. Пизани вяло его преследовал и вскоре вернулся. 30.08 союзники собрались у о. Занте; 3.09 испанцы пошли домой; 5.09 ушли папские суда. Пизани и мальтийцы перешли к о. Sapienza, но, узнав, что турки ушли в Дарданеллы, вернулись на Занте. В начале октября мальтийцы пошли домой. Возможно, турки сняли осаду из-за победы австрийцев у Петервардена (5 августа): им было необходимо усилить армию в осажденном Белграде. Возможно, сыграло роль и прибытие испанцев. По слухам, среди турок начались мятежи, что также могло повлиять на их уход. 2.09 был взят Бутрино на материке, а в октябре турки очистили Санта-Мавру. Португальцы же (под ком. CG графа де Рио-Гранде) вышли из Лиссабона 5.07, но шли очень медленно; 14-23.08 стояли в Ливорно, в итоге опоздали; на обратном пути 25.09 зашли в Мессину.

Gromoboy: Спасибо за такой подробный перевод! Согласно рапорту Долфино венецианские войска в Морее насчитывали в начале 1715 г. 4 414 чел в 76 ротах, а турецкая армия Али-паши по спискам - 87 тыс чел http://rusmilhist.blogspot.ru/search/label/1715%20Campaign%20%28Morea%29 про выбор кандидатуры капитан-генерала зимой 1715-1716 есть в Present State: Гримани и Морозини (племянник того Морозини) отказались, Долфино не простили потерю Мореи и Крита, оставался один Андреа Пизани, кот. был в 1715 г. Командующим Островами. Командование сухопутными войсками в чине генерал-фельдмаршала доверили Матиасу Шуленбургу, ранее бывшему на саксонской службе (Фрауштадт в 1706 - это он)

Tourville: К концу 1715 г. у Венеции было 29000 солдат, в т.ч.: 10000 на Корфу, 2000 на других островах и 14000 в Далмации и Албании.

Gromoboy: 29 тыс - сильно сомневаюсь, только если как намерения, даже не штатная численность гарнизон Корфу из дневника Шуленбурга приведен у меня в блоге, налицо было 3 тыс чел, потери вряд ли составляли 7 тыс чел http://rusmilhist.blogspot.ru/2011/08/venetian-garrison-of-corfu-5-july-1716.html Пизани писал в конце марта 1716 о наборе на Корфу 2 полков местной милиции по тысяче каждый, но что-то я их в списках гарнизона не наблюдаю. возможно, это так и осталось намерением 3 полка швейцарцев (Саллиса, Мюллера и Стокара) к моменту осады Корфу видимо все еще оставались в северной Италии

Tourville: Я взял эти данные из G. Ercole, Vascelli e frigate della Serenssima (2011). Там сказано: общие вооруженные силы Венеции к концу 1715 г. включали 29000 солдат; (возможно, включая и морпехов на флоте); благодаря добровольным пожертвованиям «6 главных школ» (церковных общин) в размере 300000 золотых дукатов удалось навербовать 26000 человек К 1715 г. в Морее было 7000 милиции, частично венецианцев и албанцев. Так что и 29000, видимо, с учетом милиции (ополчения).

Ингвар: Tourville Большое спасибо за информацию!

Ингвар: Tourville пишет: Одновременно турки быстро ликвидировали и венецианские колонии на Крите. Tourville А нет ли каких-либо подробностей по захвату турками последних венецианских крепостей на Крите - Суды и Спиналонги в 1715 году?

Tourville: Ингвар пишет: венецианских крепостей на Крите - Суды и Спиналонги в 1715 году? У Андерсона нет. Помотрю у итальянцев.

Олег: Спиналонгу взяли предательством это был очень укрепленный остров

Ингвар: Олег пишет: Спиналонгу взяли предательством А подробнее? Также как Грамвусу в 1691 году? Или иначе? Было хоть какое-то сопротивление гарнизона?

Tourville: Ингвар пишет: А подробнее? Также как Грамвусу в 1691 году? Или иначе? Было хоть какое-то сопротивление гарнизона? У Нани Мочениго: “Nel novembre (1715) si arrenderano anche Suda e Spinalonga dopo una fiera resistenza che non pote prolungarsi perche non vennero rifornite, ne di uomini, ne di armi, munizione e viveri”. Т.е. крепости были взяты после ожесточенного сопротивления, они не могли долго держаться, т.к. не имели в достатке ни людей, ни оружия, ни боеприпасов и продовольствия. Возможно, что-то есть здесь: Romanin, Storia documentata di Venezia, v. 1-10 (1912-21).

Ингвар: Tourville пишет: У Нани Мочениго: “Nel novembre (1715) si arrenderano anche Suda e Spinalonga dopo una fiera resistenza che non pote prolungarsi perche non vennero rifornite, ne di uomini, ne di armi, munizione e viveri”. Т.е. крепости были взяты после ожесточенного сопротивления, они не могли долго держаться, т.к. не имели в достатке ни людей, ни оружия, ни боеприпасов и продовольствия. Спасибо! Т.е. сопротивление все-таки было. Версия "предательства" вероятно нуждается в проверке.

Олег: Ингвар пишет: А подробнее? Про предательство слышал при экскурсии на саму Спиналонгу. Вроде бы предали местные греки. Может легенда.

Ингвар: Экскурсоводам я бы не доверял, они нередко очень слабо знают историю Не забуду как на экскурсии в Аланию (Турция) гид из местных рассказывал о захвате крепости сельджуками - смешав в кучу имена и события из разных веков. Хотя возможно в Греции экскурсоводы более грамотные. У Джона Норвича в "Истории Венецианской республики" очень кратко, сказано буквально следующее: Турки "атаковали и захватили последний венецианский аванпост а Суде и Спиналонге. Жители этих городов сдались на милость турок, которые согласно договору обязались сохранить им жизни. У них не оставалось иного выбора. К концу 1715 года Венеция потеряла и Крит, и Морею". Вероятно Спиналонгу действительно просто некому было защищать, иначе непонятно почему крепость, которая продержалась 46 лет после захвата Крита, была так легко потеряна.

Олег: Ингвар пишет: Хотя возможно в Греции экскурсоводы более грамотные. Насчет всей Греции не знаю, но пословица "Все критяне лжецы" работает до сих пор.

Gromoboy: На сегодняшний день лучшей работой по войне с османами в 1714-1718 считается вот это исследование: Dionysios Hatzopoulos. La dernière guerre entre la République de Venise et l'Empire ottoman: 1714 - 1718. Centre d'études helléniques, Collège Dawson, 1999. 262 pages найти его в Сети мне не удалось



полная версия страницы