Форум » Испания - гроза морей » Рождение Роял Неви » Ответить

Рождение Роял Неви

Benbow: Что же за причины заставили Англию строить большой флот, который позже стал властелином морей? Как ни странно – рассказ этот мы начнем с далекого Марокко. В далеком 1610 году именно там обосновались последние выгнанные из Испании мориски. Столкновения их с мусульманами приняли довольно острую форму, и в 1619 году вытеснив арабов из города Сале, мориски организовали свою республику – Сале Аль Джазида, которую объявили независимым государством, не подчиняющимся даже туркам. Республика эта стала магнитом для всех беженцев-инородцев из Андалузии, а вскоре – и со всей Европы. По сути жители Сале издревле жили контрабандой и торговлей, и теперь новое государство стало настоящим пиратским центром, которым управляли 14 пиратских главарей, один из которых избирался главой государственного совета. За 10 лет корсары Сале смогли награбить ценностей на 15 миллионов фунтов стерлингов (в ценах нашего времени это будет астрономическая цифра в 2 миллиарда фунтов), а так же взять до 6000 христианских рабов. В 1631 году Франция была вынуждена заключить с Сале соглашение, согласно которому она ежегодно выкупала у пиратов рабов-французов. Первым главой правительства Сале стал Ян Янсзоон, голландский ренегат и пират. Вообще, пока флоты стран-участниц Тридцатилетней войны воевали друг с другом, пираты на морях развернулись во всю, грабя суда любого флага и любой национальности. Но мы остановимся лишь на рейде Янсзоона в 1627 году, поскольку этот поход непосредственно связан с возникновением Роял Неви. Итак, на одном из торговых датских судов Янсзоон захватил штурмана, знающего воды вокруг Британских островов и Исландии. Летом 1627 года пират налетел на побережье Исландии как гроза – были захвачены и разграблены селения Гриндавик и Вестманнейеар. На обратном пути Янсзоон напал и разграбил город Балтимор (графство Западный Корк, Ирландия), чуть позже захватил остров Линди у северного побережья Корнуолла, который сделал опорной базой пиратов, терзавших в течение 5 лет британское побережье. Как мы указывали ранее – флот Англии в эпоху Якова I и герцога Бэкингема был в полном упадке. Чтобы хоть как-то защитить свое побережье Бэкингэм уже в 1627 году на свои средства построил в Соутварке первый корабль, получивший впоследствии прозвище «львенок» (lions whelp). Что же это был за корабль? Прежде всего, Бэкингэм хотел получить недорогое парусно-гребное судно, которое было бы можно запустить в серию и строить очень массово. Особые требования предъявлялись к легкости хода корабля и его маневренности (поэтому вместе с парусами предполагалось использовать и весла ), поскольку основным противником этого частного флота должны были быть ходкие и быстрые пиратские суда. Наконец, герцог настаивал, чтобы вооружение корабля было очень сильным, способным в случае столкновения с пиратами, безоговорочно решить бой в пользу «львенка». Первый корабль данного проекта был построен корабельных дел мастером Уильямом Кастеллом. Для удешевления стоимости и ускорения работ корабль сделали почти квадратным в сечении, с одной батарейной палубой и двумя мачтами. Длина судна составляла 100 футов. Вооружили «номер первый» очень сильно - два 32-фунтовых орудия, четыре 18-фунтовки, четыре 9-фунтовки и две сакры в 5,25 фунтов. При таком мощном вооружении корабль имел довольно большую конструктивную перегрузку, а это вкупе с очень широкими обводами (соотношение длины к ширине - 2.8 к 1) и обусловило его плохие мореходные качества. Не дожидаясь постройки первого корабля заложили еще девять его систершипов, и уже в том же 1628 году все десять «львят» вошли в строй. Надо сказать, что вполне предсказуемо попытка сделать и сильное, и ходкое, и маневренное судно ОДНОВРЕМЕННО – не увенчалась успехом. «Львята» получились неповоротливыми, рыскающими на волне, низко расположенные орудийные порты постоянно заливало водой. Мореходность этих кораблей оказалась просто отвратной. Ради примера мы приведем письмо Эдварда Попхэма епископу Линкольну от 4 июля 1637 года: «Писано на борту корабля «Сент-Джордж» Идущего ныне в Хелфорд Слюйс 4 июля 1637 года. Епископу Линкольну. Достопочтенный сэр! Согласно приказу Вашей Светлости, направленному мне, а так же капитанам «Плидеса» и» Индастри», к голландскому Брилю вышли три наших корабля, загруженные товарами и наемниками. Груз и люди предназначались Принцу-Электору (штатгальтеру Голландии Фредерику-Генриху). В понедельник, 26-го числа, приблизительно в 16.00 мы увидели голландский берег, но поскольку море было неспокойным – держались на большой воде ночь и весь следующий день. Между 19.00 и 20.00 задул крепкий норд-вест. Мое судно («Львенок» №5) взяло на себя много воды. Чрезмерная валкость и низкие борта способствовали постоянному пребыванию воды. Мы постоянно откачивали ее с 23.00 вечера до 11.00 утра следующего дня, однако уровень воды в трюмах не опускался ниже 2 футов 20 дюймов. Предположив, что корпус корабля поврежден, я направил плотника и своих лейтенантов осмотреть судно и устранить протечки, но они не смогли их найти. Корпус был абсолютно цел. Хотя у нас беспрерывно работали оба насоса, уровень воды неуклонно повышался, вскоре все свободные от вахт были вызваны на вычерпывание воды ведрами. Борьба за живучесть продолжалась с 16.00 до 20.00. Вскоре мы поняли, что корабль медленно тонет. Поскольку два судна, шедшие с нами, потеряли нас, и на помощь не было никакой надежды, я приказал спустить лодки и спасать людей. Спасти удалось только 40 человек, 17 погибли вместе с кораблем, не успев покинуть его. Мы гребли всю ночь, однако не могли приблизиться кберегу из-за отлива. На утро нас подобрало английское судно и доставило в Роттердам. <--> Преданный слуга Вашей Светлости Эдвард Попхэм» Естественно, что «львята» несмотря на сильное вооружение, не стали угрозой для пиратов. Конец первой части

Ответов - 10

Benbow: Вообще пиратство в прибрежных водах стало бичом английской торговли в данную эпоху. С 1609 по 1616годы африканские пираты захватили в морях, омывающих Англию, 446 торговых судов, их экипажи были проданы в рабство. В 1621 году Ньюфаундлендская компания жаловалась, что с 1612-го от действий пиратов она понесла убытков на 40 тысяч фунтов стерлингов. В 1625 году алжирцы захватили у Плимута 27 английских купцов, а в 1631-м они же высадились в Корнуолле, захватили около 20 судов, разграбили несколько деревень и увели в рабство 237 англичан. Хотя в 1629 году были подписаны мирные договоры с Испанией и Францией, английская торговля продолжала находиться в полном упадке, и вся политика Карла I сводилась к поиску денег. Ради увеличения бюджета король по совету Уэстона вспомнил уже давно забытые налоги типа «временного ареста на рыцарское имущество» (Distraint of Knighthood), согласно которому любой владелец земли стоимостью более 40 фунтов обязан был явиться на коронацию короля под угрозой штрафа. Естественно, Карл поступил бесчестно, «вспомнив» об этом древнем обычае в 1629 году, то есть через 4 года после своей коронации. Еще одной лазейкой для пополнения бюджета стал древний закон Эдуарда I («О Королевском лесе»), где были обозначены границы королевских лесов. Естественно, к 1629 году границы заповедников были совершенно другими, и Карл без стеснения налагал штрафы на своих подданных. Возмутило даже ленд-лордов возрождение обычая, когда король становится опекуном осиротевших детей богатых родителей. Естественно после такой опеки подросшие наследники переходили из категории обеспеченных в категорию босяков и голодранцев. Но более всего ненавидели налог на корабли (ships money). Согласно закону еще со времен Средневековья прибрежные города обязаны были платить королю за содержание военно-морской обороны побережья во время чрезвычайных ситуаций. В 1634 году Карл I объявил чрезвычайную ситуацию в прибрежных водах. В принципе – он имел на это право, положение и правда было аховое. Из одного только Девона алжирские и фламандские пираты захватывали и уводили в рабство до 300 человек за год, а длилось такое положение уже пять лет. Кроме того – английские воды оккупировали голландские и французские рыбаки, которые ловили сельдь и макрель в прибрежных водах, не утруждая себя платой пошлин Англии. В море под командованием адмирала Роберта Берти, 1-го графа Линдси, была выведена внушительная военная эскадра, включавшая в себя 19 королевских и 26 зафрахтованных торговых кораблей, который разогнал голландские бусы у берегов Шотландии, и захватил несколько вооруженных приватиров Соединенных Провинций[1], охранявших от атак фламандских корсаров рыбные промыслы. Конфискованные корабли нидерландцев вместе с уловом были приведены в английские порты, а Карл I издал указ, облагающий акцизом рыбную ловлю в территориальных водах королевства. В 1635 году правительство Англии приняло закон, согласно которому от акцизов освобождались английские рыболовные суда, имеющие водоизмещение более 600 тонн. Надо сказать, что этот закон был невероятно амбициозным и глупым, поскольку таких кораблей было раз-два и обчелся, тогда как 30-50-тонные бусы шотландских рыбаков (составляющие основу рыболовного флота Англии и Шотландии) теперь сдавали рыбу в Голландии и Франции, поскольку там они акцизов не платили. На следующий год к устью Хамбера снова вышел Монетный Флот (Ship’s Money Fleet – как прозвали его в народе), где он крейсировал два месяца охраняя собственные прибрежные воды. Граф Нортумберленд, возглавивший флот в этот раз, имел с собою пачку лицензий, которые он предлагал покупать захваченным голландским капитанам. Часть из них согласилась оплатить акцизы на лов рыбы у побережья Англии, и вернулась с богатым уловом в Соединенные Провинции. Некоторые отказывались покупать лицензии, объясняя это тем, что ловят здесь рыбу издревле. Таких упрямцев вместе с судами препровождали в английские порты, где корабль конфисковывался и продавался через призовой суд. Тех рыбаков, кто не подчинялся и пытался бежать, просто расстреливали и сжигали. Демарш 1635-1636 годов поднял целую бурю возмущения в Голландии – из неоткуда появился сильный английский флот, который не занимался грабежами испанцев (как во времена Елизаветы), не мирно гнил на приколе (как во времена Якова I и Бэкингема), а твердо стоял на страже интересов своего государства.

Benbow: Меж тем Карл I понимал, что против регулярного голландского или французского флота ему не устоять. Частный флот Бэкингема, как мы уже говорили, совсем не оправдал надежд, и Карлом I была принята амбициозная кораблестроительная программа. В 1637 году в Вулвиче на воду было спущено уникальное парусное судно – 102-пушечный «Соверин оф зе Сиз». Это был самый сильный корабль на момент постройки, и именно его называют первым настоящим линкором в истории. Общая стоимость постройки и оснащения нового корабля составила 26 177 фунтов стерлингов (для сравнения – постройка всех десяти «львят» обошлась герцогу Бэкингему всего в 7000 фунтов стерлингов). Не оставляли морское ведомство и мысли о разработке корабля против корсаров и пиратов. В 1635 году Монетным Флотом был захвачен голландский приватир «Сван», построенный во Флиссингене как быстроходное парусное судно против дюнкеркских корсаров. Адмирал Пеннингтон настоял на включении «Свана» в состав флота, а по его образу и подобию были заложены и в 1636 году спущены на воду корабли «Робек» и «Грэйхаунд». К сожалению результат оказался разочаровывающим – если «Сван» действительно оказался «отличным ходоком», то новые корабли были медленными и маломаневренными. В том же 1636 году в руки англичан попал настоящий дюнкеркский фрегат – «Никодемус», «самый быстрый корабль в мире» (Most absolute sailer in the world). Английское адмиралтейство сразу же включило его в Королевский Флот, и выдало верфям заказ на постройку двух систершипов «Никодемуса» - «Экспедишн» и «Провиденс». Эти корабли получились несомненно удачными, но скорости, подобной «Никодемусу» не развивали. Наконец племянник Финнеаса Петта – Питер Петт в 1645 году построил первый настоящий фрегат – 32-пушечный «Констант Уорвик», который имел такое же парусное вооружение, как и «Соверин оф зе Сиз», но пушки у него были расположены на одной артиллерийской палубе. Создание этого уникального корабля стоит того, чтобы его изложить. В 1640 году Карл I зафрахтовал или купил во Фландрии несколько дюнкеркских корсаров, славившихся легкостью хода и маневренностью. Эти корабли попали на верфь Вулвича, где граф Уорвик, глава морского ведомства в то время, оплатил и заказал постройку совершенно нового корабля на манер дюнкеркцев. По мысли Уорвика следовало соединить силу «львят» и скорость и маневренность фламандских фрегатов. Питер Пет, разрабатывая новый корабль, взял за основу голландский приватир «Сван», считавшийся «быстроходнейшим в мире». В то же время набор и обшивку Петт позаимствовал у настоящего дюнкеркского фрегата «Никодемус». В результате получился «несравненный парусник» (по словам графа Уорвика) – своего рода прообраз немецкого «карманного линкора» времен Второй Мировой – крейсер, способный догнать любой корабль слабее себя, и уйти от любого корабля, сильнее себя. «Констант Уорвик» был сразу же зафрахтован в Парламентский Флот (тогда в Англии уже началась Гражданская война и флот в полном составе перешел на сторону Парламента), а в 1646 году по его образу и подобию была заложена целая серия кораблей – «Нонсач», «Эдвенчур», «Эйшуранс». По мысли разработчиков подобные корабли должны были выполнять роль разведчиков в составе эскадры линейных кораблей, а так же конвоировать торговые караваны. Размерения «Констант Уорвика»: водоизмещение – 315.5 тонн, длина – 85 футов, ширина – 26.5 футов, осадка – 13.2 фута, на артиллерийской палубе было расположено 12 кулеврин, 12 полукулеврин и 10 малых пушек. По его подобию была заказана целая серия фрегатов, множество из которых было построено к 1651 году. На 1642 год Королевский флот насчитывал 19 кораблей (102-пушечный «Соверин оф зе Сиз», 70-пушечный «Принсесс Роял», 48-пушечный «Джеймс», 46-пушечный «Юникорн», 44-пушечный «Чарльз», 42-пушечный «Генриетта Мария», 40-пушечные «Вэнгард», «Лайон» и «Рейнбоу», 34-пушечные «Леопард» и «Сваллоу», а так же 5 захваченных французских призов), и 8 фрегатов («Робек», «Грэйхаунд», «Экспедишн», «Провиденс», «Никодемус», «Фортун», «Сван» и «Эспиренс»). Кроме того, было некоторое количество кораблей, оставшихся со времен Якова I – 55-пушечный «Виктори», 44-пушечный «Ментор», 48-пушечный «Рипалс», 40-пушечные «Дифайнс», «Нонсач», «Дредноут», «Антилоуп». Всего в море могли вывести не более 35 кораблей. Численный состав безусловно проигрывал как голландцам, так и испанцам, и французам, однако Роял Неви имел в своем составе самые сильные корабли мира – «Роял Соверин» и «Принсесс Роял» и качественно превосходил своих возможных соперников на голову. Естественно, что строительство флота потребовало очень больших средств, и в Англии зрело всеобщее недовольство высокими налогами. Попытки правительства объяснить купцам выгоду от обладания своим сильным военным флотом провалились полностью – английских коммерсантов совершенно устраивала посредническая голландская торговля, им плевать было на разорение пиратами побережья Девона и Корнуолла, Уэстон с возмущением отмечал, что «английский купец совершенно равнодушно смотрит на первенство голландцев в морских делах, и уверен, что голландцы сами приплывут с товаром, поэтому ему, английскому коммерсанту, плыть точно никуда не надо». При этом британские коммерсанты цинично оправдывали свое бездействие тем, что в случае голландских морских перевозок все риски встреч с пиратами и корсарами несут голландцы. И в случае захвата судов выкупать их будет Голландия, а не Англия. Поэтому строительство Карлом I флота воспринималось как бесполезный перевод средств, как королевская прихоть, стоящая бешенных денег. Вообще вся эта ситуация очень напоминала то, что веком позже происходило в России, когда Петр I силком втягивал русских купцов в морскую торговлю, но встретил дикое сопротивление и равнодушие к своим планам. Очень часто английские историки отмечают, что именно строительство прообраза Роял Неви вкупе с роспуском Парламента привело в конце концов Англию к гражданской войне. И плодами строительства Карла I позже воспользовался Парламент и Оливер Кромвель.

Ursus: Benbow пишет: На 1642 год Королевский флот насчитывал 19 кораблей (102-пушечный «Соверин оф зе Сиз», 70-пушечный «Принсесс Роял», 48-пушечный «Джеймс», 46-пушечный «Юникорн», 44-пушечный «Чарльз», 42-пушечный «Генриетта Мария», 40-пушечные «Вэнгард», «Лайон» и «Рейнбоу», 34-пушечные «Леопард» и «Сваллоу», а так же 5 захваченных французских призов), и 8 фрегатов («Робек», «Грэйхаунд», «Экспедишн», «Провиденс», «Никодемус», «Фортун», «Сван» и «Эспиренс»). Кроме того, было некоторое количество кораблей, оставшихся со времен Якова I – 55-пушечный «Виктори», 44-пушечный «Ментор», 48-пушечный «Рипалс», 40-пушечные «Дифайнс», «Нонсач», «Дредноут», «Антилоуп». Всего в море могли вывести не более 35 кораблей. Любопытно, что через десять лет англичане выставляли против голландцев вдвое-втрое большее число кораблей. После нескольких лет внутренней войны. Это не говоря уже о содержании New Model Army, равной которой, наверное, не было до войн за наследства. Из какой тумбочки они брали деньги на всю эту роскошь?

Tourville: К 1650 г. английский флот если и не был самым многочисленным (по этому показателю впереди были испанцы и голландцы), но, несомненно, самым сильным в мире (по индивидуальным кораблям). Еще в 1618 г. Commission of enquiry предписала строить не галеоны, а корабли с уменьшенными надстройками на носу и корме, со сплошными палубами и орудиями одного калибра на деках. Так появились первые истинные 2-дечники.

Олег: Мне кажется заголовок слишком сильный - Карл все-таки скорее восстановил флот, чем создал. Ведь не являются создателями флота Екатерина 2 и Николай 1. А по сути, пальму первенства в реформах английского флота я бы отдал Кромвелю - именно при нем флот стал из сборища разнотипных кораблей достаточно однородным. Benbow пишет: флот Англии в эпоху Якова I и герцога Бэкингема был в полном упадке. Ну не совсем в полном - сильнейший корабль мира "Принс" построили, и не его одного. Benbow пишет: Меж тем Карл I понимал, что против регулярного голландского или французского флота ему не устоять. Насчет французского вы уверены? При осаде Ла-Рошели французы не смогли ничего приличного вытсавить на море. Benbow пишет: На 1642 год Королевский флот насчитывал 19 кораблей Список явно неполный, явно речь идет о кораблях в кампании, а не общем числе. Не упомянуты "Ст. Эндрю", "Триумф", "Констант Роформейшен" и ряд более мелких. Benbow пишет: «Принсесс Роял» Кстати, почему вы упорно "Роял Принс" зовете принцессей?

Tourville: Английский флот к 1642 г.: (J.R. Powell, Documents relating to the Civil war of 1642-48, London, 1963): Ранг, название, тоннаж, экипаж, пушки, годен на … лет I Sovereign 1637 1522 600 90 15 Prince 1641 1187 500 70 20 Merhonour 1616 946 350 40 5 II Defiance 1616 857 250 38 2 Rainbow 1617 731 240 Constant Reformation 1619 742 250 40 7 Victory 1620 721 260 40 7 Swiftsure 1621 746 260 46 5 St. Andrew 1622 783 260 42 10 St. George 1622 792 260 44 10 Triumph 1623 776 300 44 7 Vanguard 1631 751 250 40 5 Henrietta Maria 1633 793 250 42 9 Charles 1633 810 250 44 9 Unicorn 1634 767 250 46 9 III Assurance 1601 600 200 34 2 Dreadnought 1613 552 140 30 3 Convertine 1616 621 200 34 3 Antelope 1619 512 160 38 7 Happy Entrance 1619 539 160 30 7 Garland 1620 567 170 34 8 Bonaventure 1621 557 170 32 8 Swallow 1634 478 150 34 8 Leopard 1635 515 160 34 10 Lion 1640 620 120 40 20 IV Mary Rose 1623 321 100 25 4 Expedition 1637 301 110 14 5 Providence 1637 304 110 14 5 V 8th Whelp 1628 162 60 14 2 10th Whelp 1628 186 60 14 2 VI Henrietta Maria Pinnace 1624 68 25 6 4 (in harbour) Greyhound 1636 126 50 12 7 Roebuck 1636 90 45 10 – Nicademus 1636 105 50 6 2 Non-effective V 1st & 2nd Whelps 1628 105 Not good (hulks) II Nonsuch 1603 619 III St. Denis (prize) 1635 619 IV Adventure 1594 289 V 3rd Whelp 1628 196 Корабли 2 ранга имели 4-32, 4-24, 32-(18, 9, 5,25) 3 и 4 ранг – 18, 9, 5,25 Большие пушки давали 10-12 выстрелов в минуту. Дальность (прям. выстрел) в ярдах: 32ф – 340 24ф камнемет – 320 18ф – 400 9ф – 400 Сакра (5,25) – 340 После 1639 г. испанцы предложили купить 36 англ. кораблей за 4 млн дукатов.

Benbow: Олег пишет: Мне кажется заголовок слишком сильный - Карл все-таки скорее восстановил флот, чем создал. Я скептически отношусь к флотам Елизаветы и Генриха 8-го. Чего стоит английский флот против отмобилизованного испанского с грамотным командиром - вполне себе показала битва у острова Пинес. Олег пишет: Насчет французского вы уверены? При осаде Ла-Рошели французы не смогли ничего приличного вытсавить на море. На 1637-1638 год французский флот - это около 50 кораблей. Олег пишет: Список явно неполный, явно речь идет о кораблях в кампании, а не общем числе. Не упомянуты "Ст. Эндрю", "Триумф", "Констант Роформейшен" и ряд более мелких. Да. Пропустил. Но порядок судя по списку Эда похож - 25 кораблей и 9 фрегатов.

Олег: Benbow пишет: Я скептически отношусь к флотам Елизаветы и Генриха 8-го. При Елизавете английский флот весьма успешно ходил к Испании и в Средиземное море эскадрами. "Раз везение, два везение - но надо же и умение". Benbow пишет: На 1637-1638 год французский флот - это около 50 кораблей. Это все королевские корабли специальной постройки? Что-то я сильно сомневаюсь. Benbow пишет: Но порядок судя по списку Эда похож - 25 кораблей и 9 фрегатов. Это ядро флота, в случае войны мобилизуют частные суда и флот по числу будет лишь чуть меньше флота времен первой Англо-Голландской.

Benbow: Tourville пишет: Merhonour 1616 946 350 40 5 "Мирхонор" (Мера чести) везде пишется как 800-тонный галеон. Это его в 1615 году перестроили так, что его водоизмещение увеличилось в 2 раза. Кстати, вроде этот кораблик считался одним из самых быстрых в Королевском Флоте. С чем это было связано?

Tourville: Benbow пишет: "Мирхонор" (Мера чести) везде пишется как 800-тонный галеон. Это его в 1615 году перестроили так, что его водоизмещение увеличилось в 2 раза. Кстати, вроде этот кораблик считался одним из самых быстрых в Королевском Флоте. С чем это было связано? Merhonour - елизаветинское сложное (составное) название - Mere+Honour, т.е. "Чистая честь" или "Ничто, кроме чести", другие таеие же названия - Warspite, Dreadnought, Swiftsure, Vanguard. Одноименный корабль участвовал в экспедиции к Кадису в 1596 г., данный корабль - построен или перестроен из прежнего в 1615-16 гг., вместимость (burden), не водоизмещение - сперва - 800 англ. тонн, к 1642 г. - больше (видимо, из-за текущих тимберовок). Относился к классу "скоростных (racers) галионов, возможно, переходный тип от галеонов к "кораблям" 1620-х гг.



полная версия страницы