Форум » Русский флот » Сенявинская эпопея. » Ответить

Сенявинская эпопея.

Benbow: Предлагаю сюда свести все вопросы по русским операциям в Архипелае 1805-1807 года. Вопрос 1 - Тарас упоминает, что во время прохождения Сенявиным канала, вдогонку была пущена французская эскадра, но Сенявин смог убежать. Что это была за эскадра? Ее состав, командующий, кол-во кораблей, их вооружение?

Ответов - 41, стр: 1 2 3 All

Эд: Очевидно, Тарас взял это у Е.Е. Тарле, Три экспедиции русского флота, М. 1956, стр. 316. Сенявин 16.11.05 вышел из Портсмута, "счастливо ускользнув от встречи со специально посланной ...фр. эскадрой... 14 декабря благополучно достигли Гибралтара". 13.12.05 из Бреста вышли, пользуясь штормовой погодой, 11 ЛК, 4 ФР, 1 КОРВ. 5 из них пошли на Санто-Доминго с войсками, 6 - на Мартинику. Вышедшие за ними 2 аенгл. эскадры их не настигли из-за плохой погоды. Состав их сил этих эскадр есть у Джеймса. В инструкциях их ком. - Лейсегю и Вильомэ - о Сенявине ничего не говорится.

Leon: Вопрос номер 2. Каков был состав русских сил на Средиземном море после убытия оттуда Ушакова в 1800 и до прибытия Сенявина в 1806? Откуда у Сенявина такие сухопутные силы, если у Ушакова их и в помине не было? Когда они прибыли на Корфу?

Эд: Leon пишет: Каков был состав русских сил на Средиземном море после убытия оттуда Ушакова в 1800 и до прибытия Сенявина в 1806? Откуда у Сенявина такие сухопутные силы, если у Ушакова их и в помине не было? Когда они прибыли на Корфу? В 1804 г. 6 февраля на Корфу отправился кап. 1 ранга Леонтович с Крепкий, Поспешный, Иоанн Златоуст*, Николай Беломорский и тр. Григорий Великия Армении*, они повезли на Корфу 1400 солдат и 30 18ф пушек. * вернулись в Севастополь, остальные остались на Корфу. 25.04.1804 на Корфу пошел кап. 1 ранга Салтанов с Симеон и Анна, Троица, Азия, Параскева (на них было соответственно 376, 750 и 1125 солдат). Симеон и Анна (плох) ушел в Севастополь, Параскева – к Сорокину, Троица и Азия плавали еще раз. Троица вернулся в Севастополь, Азия остался на Корфу. 4.06.1804 кап. 1 ранга Макшеев отвез на Корфу 1400 солдат на Варахаил, Победа, которые вернулись в Севастополь. На Корфу прибыли Михаил и фр. Назарет (этот вернулся в Севастополь). В ноябре 1804 г. на Корфу пошел Св. Павел (866 солдат и припасы), но был очень поврежден в шторм у Стамбула. В 1805 г. 28.02 на Корфу пошли с солдатами и припасами (кап. 1 ранга Перский) Исидор и фр. Назарет и присоединились к Грейгу из БФ (Ретвизан, Св. Елена, фр. Венус, шлюп! Автроил). Лишь 11 мая повр. Св. Павел смог выйти из Стамбула в Севастополь, после ремонта он плавал на Корфу и вернулся осенью в Севастополь. Кап. 1 рангга Мессер плавал на Корфу с фр. Николай Беломорский, тр. Великия Армении и 10 торг. 17 августа 1805 Михаил и Мария Магдалина прибыли на Корфу и присоединились к Грейгу. С Корфу вернулись тр. Великия Армении и бомб. Рождество Христово, транспорт вновь ушел на Корфу и был там обращен в госпитальный. У Грейга, кроме упомянутых 2 ЛК, 1 ФР, 1 шлюп еще были из ЧФ: Азия, Михаил, Мария Магдалина, ФР Крепкий, Назарет, Михаил, Поспешный. Тр. Григорий Великия Армении, бриг Бона-Сорте, судно Днепр, шхуна №1, люггер Экспедицион. Командор Сорокин на Параскеве был в Неаполе. В октябре 1805 г. командор Грейг был в Неаполе с Ретвизан, Св. Елена, Параскева, Азия, Михаил, Мария Магдалина, ФР Венус, Назарет, Михаил, шлюп Автроил, бриг Летун (куплен), люггер Экспедицион, 28 торговых. После Астерлица началась эвакуация. В анваре 1806 г. на Корфу прибыли кап. 1 ранга Быченский и Белли. В Неаполе остались лишь Параскева, шлюп Автроль, мелкий Курьер. В январе 1806 г. прибыл Сенявин с: Ярослав, Москва, Петр, Селафаил, Уриил, ФР Кильдюин, бриг Феникс И соединился с: Ретвизан (ком. Грейг), Св. Елена, Параскева (ком. Сорокин), Азия, Михаил, ФР Венус 50, Михаил 44, госп. Григорий Вел. Армения, корв. Диомид, Херсон, Альцион, Днепр, тр. Гртгорий, Равел, брги Орел, Александл, Бона-Сорте, Летун, Богоявление, люгер Экспедицион, призы Азард, Забияка, корвет Дерзкий, Версона.

Benbow: Спасибо, Эд, за столь ценную информацию.

Leon: Большое спасибо, Эд, за подробную информацию. А что оставалось на Корфу с момента ухода Ушакова в 1800 и до прибытия Леонтовича в 1804? Что помешало Англии занять Ионические острова в 1899-01 во время конфликта с Вооружённым нейтралитетом? Когда турки прекратили пропускать русские военные корабли из Чёрного моря в Средиземное и наоборот?

Benbow: Leon пишет: Что помешало Англии занять Ионические острова в 1899-01 во время конфликта с Вооружённым нейтралитетом? Насколько я понимаю - Англия решила эту проблему по-другому - табакерской графа Палена и шарфом поэта Марина.

Эд: Leon пишет: что оставалось на Корфу с момента ухода Ушакова в 1800 и до прибытия Леонтовича в 1804? После ухода Ушакова в 1800 г. в Неаполе был оставлен Сорокин (по просьбе Неап. короля) с Григ. Вел. Арм. 50, Св. Михаил 48, Св. Николай 48, тр. Валериан, в Генуе и Кальяри на ремонте - вице-адм. П. Пустошкие (Михаил, 74, Симеон и Анна 74, требака Константин, поляка Экспедицион), дольше всех в Леванте оставался Войнович (Навархия 40, Сошествие Св. Духа 44, Казанская Богородица 44, 1 бригантина 8), он вернулся только в 1802 г. В 1800 С. Пустошкин привез войска на Корфу на 13 судах, в т.ч. ФР Александр Невский (транспорт с 10 пушками), Иоанн Златоуст 32. Leon пишет: Что помешало Англии занять Ионические острова в 1899-01 во время конфликта с Вооружённым нейтралитетом? Союзный договор между Россией, Пруссией, Швецией и Данией был заключен в декабре 1800 г., Пруссия заняла Ганновер, взаимное эмбарго и т.д., но война-то не объявлялась. Англия всегда вела себя с Россией очень осторожно: это была не Дания, не Швеция, не Испания и даже не Франция: Россия была неуязвима для Англии, она скорее была бы желанным союзникосм. Англия и хотела приманить ее Мальтой, которую, кстати, в это время блокировали Кейт и Нельсон с 6 ЛК, 1 ФР и 3 мелкими. Как справедливо заметил Benbow, в десантных операциях англичане были не сильны, они добивались успеха только при наличии больших десантгых сил (как в 1756-63), да и то не всегда (Вальхерен 1809). Но главное, Англия не была заинтересована в обострении конфликта с Россией и с радостью пошла на мировую уже весной 1801 г. . Leon пишет: Когда турки прекратили пропускать русские военные корабли из Чёрного моря в Средиземное и наоборот? В ходе этой войны было перемирие, но посылать через проливы свои корабли Россия, естесственно, опасалась.

Den: Эд пишет: После ухода Ушакова в 1800 г. в Неаполе был оставлен Сорокин (по просьбе Неап. короля) с Григ. Вел. Арм. 50, Св. Михаил 48, Св. Николай 48, тр. Валериан, в Генуе и Кальяри на ремонте - вице-адм. П. Пустошкие (Михаил, 74, Симеон и Анна 74, требака Константин, поляка Экспедицион), дольше всех в Леванте оставался Войнович (Навархия 40, Сошествие Св. Духа 44, Казанская Богородица 44, 1 бригантина 8), он вернулся только в 1802 г. В 1800 С. Пустошкин привез войска на Корфу на 13 судах, в т.ч. ФР Александр Невский (транспорт с 10 пушками), Иоанн Златоуст 32. Простите, а разве отряд Пустошкина не ушел вместе с Ушаковым? Вот хронология действий отряда за 1800 год. 8.2.1800 отряд вышел из Ливорно и 7.3 прибыл в Мессину. С 15.4 по 24.5 в составе отряда крейсировал у Мессинского пр-ва. 30.5 отряд пришел в Корфу, где присоединился к эскадре Ф. Ф. Ушакова. 6.7 эскадра вышла из Корфу в Россию и 26.10 прибыла в Севастополь. Под "Михаилом" как я понял имеется в виду "Святой Михаил"? Так как просто "Михаил" в то время на Балтике и "Архистратиг Михаил" там же. Был еще отряд П.К. Карцова "Исидор", "Азия" и "Победа" и отряд А.П. Алексиано "Св. Троица" (охранял непосредственно Корфу) - я называю только ЛК так как меньшие суда не отслеживал, но и они вроде тоже ушли в 1800. Т.е. на конец 1800 года на Средиземном море оставались только Сорокин и Войнович с фрегатами т.е. с потенциальными рейдерами. Все ЛК были выведены. На какие нехорошие мысли это вместе с прочими факторами навело меня вы знаете.

Эд: Den пишет: отряд Пустошкина Действительно, я неудачно выразился. Ушаков по пути на Мальту зашел в Мессину, где 22.12.1799 (2.01.1800) получил рескрипт Павла (от 23.10 (4.11)) о немедленном возвращении. 1 (13).01.1800 Ушаков пошел на Корфу, куда прибыл 8 (20).01. В это время Пустошкин чинился в Ливорно, и Ушаков срочно отозвал его на Корфу. Подробности состава эскадр есть в: Милютин, Михайловский-Данилевский, История войны России с Франциею в царствование Императора Павла 1 в 1799 г., т. 1-, Сб, 1852-53. По «Журналу Пустошкина», он прибыл 30 мая (11 июня) от Мессинского пролива на Корфу с Михаил, Симеон и Анна, требака Константин, поляка Экспедицион, где уже были Богоявление Господне, Захарий и Елисавет, Св. Петр, Мария Магдалина, Св. Троица, шхуна № 1, 2 требаки, а Св. Павел – на ремонте в бухте Гуви. 2 (14) июня прибыл от крейсерства между Сицилией и» Барбарским берегом» Карцов с Исидор, Азия, Победа ФР Поспешный. 10 (22) апреля Ушаков получает рескрипт Павла 1 – опять идти на Мальту, 16 (28) апреля Ушаков торопит Сорокина (который остался в Неапорле с 3 ФР) – срочно идти на Корфу. Но вскоре и этот поход был отменен (на этот раз окончательно) последним распоряжением Павла. 5 (17) июля 1800 Ушаков, Пустошин и Карцов отправились в ЧМ (по получении от турок разрешения на проход Проливами) с 11 ЛК, 2 авизо, 1 транспортом, 3 мелкими. Шли медленно из-за противных ветров. 31.08 (11.09) подошли к Стамбулу с: Св. Павел, Св. Петр, Захарий и Елисавет, Михаил, Симеон и Анна, Богоявление Господне, Св. Троица, Мария Магдалина, Исидор, Азия, Победа, ФР Поспешный, шхуна № 1, Панагия Апотуменгана, поляка Экспедецион, большой транспорт Григорий ("Материалы Ушакова", т. 3). Den пишет: Под "Михаилом" Для того, чтобы отличить ЛК Св. Михаил от ФР Св. Михаил в документах этот ЛК обычноименовался Михилом.

Den: Эд пишет: Для того, чтобы отличить ЛК Св. Михаил от ФР Св. Михаил в документах этот ЛК обычноименовался Михилом. Спасибо не знал. "Михаилов" при Павле действительно было изрядно - очень уж он радовался рождению еще одного сына. Эд пишет: В 1800 С. Пустошкин привез войска на Корфу на 13 судах Скажите, а что это были за войска? Насколько я понимаю это была первая переброска регулярных войск на Корфу. При Сенявине их численность довели до 6 полков, но это результат перебросок 1804-1805 годов.

Эд: Состав эскадры вице-адм. Коттона, котрая блокировала эскадру Сенявина: Броневский говорит о 15 ЛК (в т.ч. 3-100-пуш.) и 10 ФР. В "Морском атласе" - 13 ЛК и 11ФР. Г.М. Мельников, Морские записки 1804-1810 (на "Урииле"), СПб, 1872: Непосредственно уЛиабона находились 10 ЛК, 7 ФР, 2 КОРВ, 1 бриг, роме того были в других местах из этой эскадры 2 ЛК, 2 ФР, 1 КОРВ, 2 брандера. Коттон сопровождал Сенявина в Портсмут с: Hibernia 120 Barfleur 98 Donnegal 80 Hercules 74 Alfred 74 Conqueror 74 Elizabeth 74 Ruby 64 Crocodile 26 Notelos (?) 18 В Naval Chronicle за 1808 г. я также нашел следующие суда Коттона: Minotaur 74, Plantagenet 74, Defence 74, Hindostan 56, Pitt 10.

Ан.Павел: Т.е. Сенявин имел все шансы на прорыв?

Rooke: Ан.Павел пишет: Т.е. Сенявин имел все шансы на прорыв? Не имел. Его корабли были очень изношены.

Эд: Rooke пишет: Его корабли были очень изношены. В т.ч. два вообще не смогли выйти в море и остались в Лиссабоне.

сергей: Эд пишет: Rooke пишет: цитата: Его корабли были очень изношены. В т.ч. два вообще не смогли выйти в море и остались в Лиссабоне. а зачем ж их тогда брали? они ведь и по дороге могли утонуть? и кстати, почему они были так изношены за 3 года военных действий (думаю, за ними, в отличие от тех, что просто стояли в порту, их команды следили)?

Эд: сергей пишет: а зачем ж их тогда брали? они ведь и по дороге могли утонуть? и кстати, почему они были так изношены за 3 года военных действий (думаю, за ними, в отличие от тех, что просто стояли в порту, их команды следили)? Корабли Сенявина много плавали и сражались, в Лиссабоне не было возможности их чинить, и у Сенявина, видимо, не было на это и денег.

сергей: Эд , так зачем их вообще брали в плаванье? 1) в европе дрова точно дороже, чем в россии 2) они до россии еще и не доплыть могут если и чинить их, то, на пример, где-то в италии. зачем ж в лиссабон то их не отремонтированными тащить?

Эд: сергей пишет: так зачем их вообще брали в плаванье? 1) в европе дрова точно дороже, чем в россии 2) они до россии еще и не доплыть могут если и чинить их, то, на пример, где-то в италии. зачем ж в лиссабон то их не отремонтированными тащить? Корабли Сенявина отправлялись в плавание из Балтики (12 ЛК) и из ЧМ (3 ЛК) в период с 1804 по 1806 гг. Разумеется, они не могли не требовать ремонта. Сенявин получио приказ срочно возвращаться в Россию, отношения с Англией быстро ухудшались. При выходе в Атлантику они попали в страшный шторм и чуть не погибли. Чиниться в Италии было нельзя: был приказ возвращаться, и не было денег. Фрегат с монетой, шедший к Сенявину, был захвачен в Англии. В эскадру Сенявина были включены лучшие суда БФ.

сергей: Эд про шторм я что-то забыл. Эд пишет: Сенявин получио приказ срочно возвращаться в Россию, отношения с Англией быстро ухудшались. а почему их тогда не отправили в черное море? турки не пропускали?

Эд: сергей пишет: а почему их тогда не отправили в черное море? турки не пропускали? С Турцией шла война с 1806 г. Правда, в это время было заключено временное перемирие, но едва ли турки пропустили бы Сенявина в ЧМ, войнв вскоре возобновилась. Или же они могли просто задержать Сенявина в Мраморном море, а затем и захватить его эскадру.

сергей: Эд я конечно, не очень в курсе укреплений босфора, особенно со стороні мраморного моря, но как то сильно сомнительно, что сенявин из босфора прорваться в черное море не смог. особенно с учетом того, что дакуорт прорвался через дарданеллі. которіе несколько длиннее

Эд: Дакуорт смог войти в Мраморное море, т.к. укрепления еще были слабоваты, но затем турки их укрепили (с помощью французов), и англичане с трудом унесли ноги. В общем, такая попытка даже не рассматривалась, считалась крайне рискованной. Трки готовились к возобновлению войны, и невероятно, чтобы они согласились на проход эскадры Сенявина, которая удвоила бы ЧФ.

Олег: Кстати, вопрос по вооружению сенявинских кораблей. По штатам до 1803 74 пушечники несли 30 и 18, потом 36 и 24 укороченные. Успели перевооружить или нет?

Эд: Олег пишет: Успели перевооружить или нет? Нет, у них было прежнее вооружение. Новые штаты были объявлены в 1805 г., тогда же были утверждены новые короткие пушки, но введение их заняло несколько лет. В "Морском сборнике" и в "Морских записках" Мельникова приводится вооружение кораблей Сенявина: 74-пуш. имели, как и раньше, 30 и 18ф и по 2 единорога (пудовых и полу), Уриил, Рафаил и, видимо, и Твердый (тех е размеров) имели по 28+30+22=80. 36ф+24 фрегатские+8ф и по 4 единорога. Это вооружение, видимо, было слишком тяжелым для них, Мельников сообщает, как постепенно во время плавания 36ф пушки и пудовые единороги спускали в трюм.

Герцен: Хотел вот о чем спросить. Неоднократно упоминалось (кажется Эдом) о нелестной оценке действий Сенявина при Афоне Кутбертом Коллингвудом. Что конкретно имел ввиду англичанин, критикуя нашу победу? То, что Сенявин якобы не стал добивать врага, а ушел к Тенедосу? Вообще хотелось бы узнать мнения иностранных адмиралов о русском флоте и его действиях. Так сказать из первых уст. Что например писал Кодрингтон о русском флоте при Наварине? Или, скажем, Дункан или Нельсон о совместных операциях?

Benbow: А вот это не читали? http://www.inosmi.ru/translation/242855.html "Статья опубликована 24 августа 1853 г. (перепечатано из Allgemeine Zeitung) О российском военном флоте в других европейских странах известно очень мало, а имеющиеся суждения об этом предмете весьма расплывчаты и, можно сказать, едва ли не вводят в заблуждение. Нам, однако, личные наблюдения дают возможность изложить некоторые факты, касающиеся военно-морских сил России. Партнеры Чтобы боевой флот страны годился на что-либо полезное, а не просто производил салюты и гнил у причалов, ей необходимо в первую очередь побережье, выходящее к открытому морю, и обладающее удобными гаванями. Вторым по значению условием следует считать хорошие корабли, умелые команды, и дельных офицеров. Россия обладает тремя внутренними морями. Единственное открытое море, с которым она граничит - на Крайнем Севере - сковано льдами. Выходами из двух наиболее важных внутренних морей служат проливы Босфор и Зунд, что делает их уязвимыми в случае блокады. Русские порты, за исключением, конечно, Кронштадта и Севастополя, малопригодны для стоянки военных флотов. Гавань Гельсингфорса - лучшего порта Финляндии - слишком мала. Правда в Финском заливе, - в устье реки Кюмене - имеется еще укрепленный порт Роченсальм, который служит станцией для так называемой 'шхерной флотилии'. Ревель (он также расположен в Финском заливе) - порт чисто торговый: некогда имевшиеся там укрепления почти полностью снесены. В Архангельске имеются верфи и укрепленная гавань, но этот порт находится далеко на севере, и в случае войны сколько-нибудь значительную роль играть не будет. То же самое можно сказать о портах в Каспийском море, а гавань Астрахани в устье Волги к тому же приводят в негодность песчаные наносы. Азов и Таганрог слишком мелководны; это относится и ко всем другим портам на Азовском море, а также к Феодосии и Херсону. На пути из Кронштадта в Санкт-Петербург глубины настолько малы, что столицы могут достигать лишь суда с осадкой не более 7 футов. Корабли, построенные на петербургских верфях, приходится доставлять в Кронштадт волоком по суше; одно время их буксировали по Неве с помощью понтонов-камелей. Одесса - сугубо коммерческий порт, и единственной пригодной для военного флота гаванью на Черном море остается Севастополь - он и служит базой Черноморского флота. Севастопольская гавань обширна, глубоководна, защищена мощными укреплениями, и обладает дополнительными преимуществами в виде регулярных приливов и благоприятных ветров. Порты Бессарабии ни малейшего военного значения не имеют. Что касается охраны портов, содержания маяков, буев и т.д., то следует признать, что все это находится в образцовом порядке - и российская казна не жалеет средств на подобные цели. Однако создание стратегической системы портов, коей могут похвастаться Англия и Франция, для России исключено. Французский и английский флоты в собственных морях могут отважиться на самые смелые и рискованные маневры - при необходимости они всегда найдут убежище под прикрытием батарей своих военных гаваней. Русский же флот, имея в тылу лишь Кронштадт и Севастополь, постоянно подвергается опасности оказаться отрезанным от своих баз, а потому не может ни при каких обстоятельствах вести наступательные действия. Он выполняет чисто оборонительные задачи. В подобных обстоятельствах стремление России приобрести более удачные гавани и береговую линию представляется совершенно естественным. Поговорим теперь о самих кораблях. Для кораблестроения Россия располагает всеми необходимыми материалами, и притом наилучшего качества. Дуб, который дают ее леса, ничем не уступает канадскому, из коего строятся британские корабли, однако в последние годы из-за чудовищных масштабов вырубки леса Средней России уже не способны удовлетворить потребности военного флота, и русским приходится доставлять древесину для своих кораблей с севера. Это дерево по условиям климата поступает на верфи сырым, но ему никогда не дают должным образом просохнуть. Следовательно, оно быстрее гниет и истребляется червями-древоточцами. Так, считается, что у русских кораблей срок службы на треть меньше, чем у английских. Отчасти это, вероятно, обусловливается (особенно на Балтике) также воздействием короткой, неравномерной волны и льда. Паруса и канаты на русском военном флоте превосходного качества. Русские парусные мастера славились уже во времена Петра Великого, а русской парусине по сей день отдают предпочтение перед шотландской. Русская пенька пользуется не меньшей известностью, чем изготавливаемые в этой стране смола и кожи. Пушки также выше всяких похвал. На кораблях царят образцовый порядок и чистота; по сей день заметно, что первые уроки корабельного дела Петр получил не где-нибудь, а в Голландии. Обстановка в каютах отличается крайней роскошью, соответствуя вкусам и привычкам русской аристократии. Русские капитаны и адмиралы нисколько не похожи на грубоватых, неотесанных морских волков вроде Дрейка, Ван Тромпа и де Ройтера. По утрам они встают неторопливо и вальяжно, щеголяя в домашних туфлях и халатах; днем нежатся на диванах малинового бархата с французскими романами, часами просиживают за пианино, играя этюды Шопена. На деле офицеры русского военного флота крайне мало интересуются своим ремеслом; невежественными их ни в коей мере назвать нельзя - училища в Ораниенбауме, Петербурге, Одессе и Николаеве дают все необходимые теоретические знания - но душа к морскому делу у них не лежит, и в случае войны станет очевидно, что русским кораблям не хватает хороших командиров. Во многом сказанное относится и к матросам. Русские не любят соленой воды. Большинство рекрутов приходит на флот из внутренних областей страны: это настоящие 'сухопутные крысы', впервые увидевшие море лишь после того, как их 'забрили' на флот. В отличие от английских и французских матросов, они не дышали морским бризом с колыбели. В жилах англичан течет кровь норманнов-викингов - кровь первых в истории владык морей. Русские же происходят из безводных степей Монголии. Английские и французские эскадры бороздят все океаны, но русский военный корабль лишь изредка рискует выйти в открытое море. А это - очень важная вещь: русские матросы непривычны к морю, они не прошли 'испытание штормами'. Русские флоты почти не участвовали в серьезных сражениях - Наварин к таковым, конечно, относить нельзя. Воинская доблесть отчасти питается памятью о славном прошлом. Но у русских моряков и морских пехотинцев такого прошлого нет. Они застывают по стойке 'смирно' на палубе в высоких сапогах и тесных мундирах в точном соответствии с уставом, - ноги должны быть развернуты под углом ровно в 45 градусов - такую же эту строевую выучку они должны выказывать и на спардеке, у помп или орудий. Правила и уставы регламентируют каждое движение русских моряков: даже в минуту величайшей опасности они будут методично поднимать якорь - хотя англичане в этом случае просто обрубили бы канат, развернули корабль и поставили бы все паруса до последнего, так чтобы мачты гнулись. С орудиями канониры управляются споро и сноровисто, но в целом маневры на русском флоте выполняются гораздо медленнее, чем на английском: русские корабли имеют меньшую длину, что затрудняет повороты, а сигнальная система далека от совершенства. Своей неповоротливостью и толщиной бортов русские корабли напоминают 'плавучие крепости' испанской Армады. Различные маневры на российском флоте выполняются с величайшей точностью, но, судя по всему, каждому члену команды отведено четкое место по боевому расписанию, и знает он только узкий круг своих обязанностей. Конечно, благодаря практике этими навыками он овладевает в совершенстве, но возникает вопрос - как все эти маневры будут выполняться в сражении, когда многие в команде будут убиты или ранены, а заменить их никто не сможет? Герцог Йоркский требовал, чтобы его люди умели управляться и с ружьями, и с пушками, и с парусами одновременно: такой принцип несомненно представляется более разумным. Военно-морская служба в России подчиняется раз и навсегда заведенному механизму. Русский матрос отрабатывает определенные часы и ложится спать. Он не болеет душой за дело, и самое важное для него - это прием пищи. В отличие от англичанина, он не 'повенчан' со своим кораблем, он - не дитя океана. Если русский матрос увидит валяющийся на палубе канат, он не свернет его и не уберет с пути, а доложит лейтенанту. Тот, в свою очередь, сверится со списком, чтобы выяснить, кто из команды пренебрег своим долгом, и, найдя виновного, возьмет его за ухо и потащит к неубранному канату. Так в России понимают порядок и дисциплину. При всей этой регламентации на военном флоте, однако, нет единой системы наказаний за провинности. Их каждый капитан определяет по собственному усмотрению. Управление военным флотом и его снабжение в России налажено образцово - насколько можно судить по ведомостям и документам Адмиралтейства. Что же касается истинного положения дел, то здесь я не рискну высказывать определенное суждение. Однако, поскольку правительство уделяет флоту большое внимание и тратит на него немалые средства, он, вполне возможно, в достатке снабжен всем необходимым. Но при всем вышесказанном России трудно будет вести войну на море, поскольку у нее нет собственного торгового флота. Ее морская торговля ведется руками немцев, англичан, греков и шведов. В истории всех великих морских держав военный флот возникал на основе флота торгового. Для России флот - не естественный плод народного характера; он создавался по приказу сверху, и, как уже отмечалось выше, будучи, возможно, полезным средством обороны, он никогда не станет орудием войны завоевательной. Русский флот состоит из пяти дивизий, из коих три базируются на Балтике, а две - на Черном море. Во время последней войны с Турцией Россия имела 32 линейных корабля, 25 фрегатов, 20 корветов и бригов, 7 бригантин, 6 шлюпов, 84 шхуны, 20 галер, 25 плавучих батарей, и 121 канонерскую лодку - всего 464 корабля с 6000 орудий. С тех пор на российских верфях не переставая кипит работа, и в результате на сегодняшний день русский флот состоит из 60 линейных кораблей (от 70-пушечных до 120-пушечных) 37 сорока-шестидесятипушечных фрегатов, 70 корветов, бригов и бригантин, 40 пароходов, 200 канонерок и галер, несущих в совокупности 9000 пушек. Служит на нем 42000 моряков и 20000 морских пехотинцев. Как явствует из нашего рассказа, в противоборстве с любой из великих морских держав у России нет шансов на победу. Ее цари не жалели забот и трудов для создания мощного флота, но все эти усилия останутся тщетными, если России не удастся завоевать и присоединить побережье Турции, Греции и Швеции - что даст ей выход в открытое море, удобные гавани и прирожденных моряков в качестве новых подданных."

сергей: это было на цусиме. статья из английской газеты (кажется таймс), вместе с комментариями. местами бред

Эд: Герцен пишет: Что конкретно имел ввиду англичанин, критикуя нашу победу? Коллингвуд насмехался над Афоном - "а sort of victory". Нельсон: "Я бы не задумываясь атаковал его (Ушакова) авангард". Дункан (о Макарове) - жаловался на некоммуникабельность и его нежелания к сотрудничеству. В общем, англичане не любили, когда их союзники проявляли независимость и самостоятельность.

Сург: Эд пишет: 25.04.1804 на Корфу пошел кап. 1 ранга Салтанов с Симеон и Анна, Троица, Азия, Параскева (на них было соответственно 376, 750 и 1125 солдат). Симеон и Анна (плох) ушел в Севастополь, Параскева – к Сорокину, Троица и Азия плавали еще раз. Троица вернулся в Севастополь, Азия остался на Корфу. Можно уточнить, на каких судах было 376, 750 и 1125 солдат. Как были доставлены на Ионические острова войска находившиеся на борту "Св. Павла" (бывшего флагмана Ушакова), который дошел только до Босфора?

Сург: Leon пишет: Лишь 11 мая повр. Св. Павел смог выйти из Стамбула в Севастополь, после ремонта он плавал на Корфу и вернулся осенью в Севастополь Эд, можно сообщить подробности по этому плаванью

Эд: Это - отсюда: источник: http://www.library.chersonesos.org/showsection.php?section_code=5 Записки Одесского об-ва, том 5, стр. 394-395

789: Свиньин П.П. Воспоминания на флоте. Спб., тип. В. Плавилыцикова, 1818-1819 Ч. 1. 1818. IV, 272 с. Ч. 2. 1819. 286 с; 1 л. карт. Ч. 3. Прибавление... 1819. 118 с; 1 л. портр. 1806-1809. Плавание эскадры капитан-командора И.А. Игнатьева от Кронштадта до места соединения ее с эскадрой адмирала Д. Н. Сенявина в Средиземном море. Сведения о театре военных действий на Средиземном море в 1805-1806 гг. Боевые операции русского флота против французов. Начало русско-турецкой войны (1806-1812 гг.). Взятие Тенедоса. Афонское и другие морские сражения. Известие о Тильзитском мире. Пребывание русского флота в Лиссабоне. Возвращение автора в Петербург. Сведения о дальнейших действиях русского флота у берегов Португалии и Испании. Характеристика Д. Н. Сенявина. В тексте - выписки из журнала лейтенанта корвета <Флора> В. Софонова. Броневский В.Б. Записки морскаго офицера, в продолжении кампании на Средиземном море под начальством вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина от 1805 по 1810 год. Ч. 1 СПб 1836 ---> http://dlib.rsl.ru/rsl01004000000/rsl01004080000/rsl01004080578/rsl01004080578.pdf Ч. 2 СПб 1836 ---> http://dlib.rsl.ru/rsl01004000000/rsl01004080000/rsl01004080589/rsl01004080589.pdf Ч. 3 СПб 1837 ---> http://dlib.rsl.ru/rsl01004000000/rsl01004080000/rsl01004080596/rsl01004080596.pdf Ч. 4 СПб 1837 ---> http://dlib.rsl.ru/rsl01004000000/rsl01004080000/rsl01004080602/rsl01004080602.pdf Мельников Г.М. Дневные морские записки, веденные на корабле "Уриил" во время плавания его в Средиземном море с эскадрою под начальством вице-адмирала Сенявина состоявшею / Ч. 1-3 Санкт-Петербург : тип. Мор. м-ва, 1872-1873 Панафидин П.И. Письма морского офицера (1806-1809). [Предисл., примеч., послесл. и указ. имен Б. Л. Модзалевского].- МС, 1916, т. 393, № 3, с 1-46 (паг. 1-я); № 4, с. (L3-46 (паг. 2-я); т. 394, № 5, с. 1-42; 1 л. портр. Указ. имен: с. 1-6 (паг. 2-я). То же. Отд. отт. Пг., 1916. Воспоминания в форме писем. Война с Францией (1805-1807). Плавание русской эскадры капитан-командора И. А. Игнатьева от Кронштадта до места ее соединения в Средиземном море с эскадрой Д. Н. Сенявина. Русско-турецкая война (1806-1812). Взятие крепости Тенедос. Афонское сражение, Пребывание русской эскадры в Лиссабоне. Гончаров В.Г. Адмирал Дмитрий Николаевич Сенявин [К 150-летию со дня его рождения] / 100 с., 1 л. портр. карт. 23 [Санкт-Петербург] : тип. Мор. м-ва, 1913 Щербачев О.А. Афонское сражение (19-го июня 1807 г.) / [2], 56 с., 5 л. ил., карт. 24 Петроград: тип. Мор. м-ва, 1916 ---------------------- Гончаров В.Г. Адмирал Сенявин: Биографический очерк с приложением записок адм. Д.Н. Сенявина. - М.; Л.: Военмориздат, 1945. - 142 с.: ил. Щербачев О.А. Афонское сражение (19-го июня 1807 г.) - М.: Изд. и 1-я типолит. Военмориздата в Мск., 1945 Шапиро А.Л. Адмирал Д.Н. Сенявин. - М.: Воениздат, 1958. - 373 с.: ил. Тарле Е.В. Экспедиция адмирала Сенявина в Средиземное море (1805-1807) / Тарле Е.В. Сочинения, т. 10, стр. 233—362 М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959 ---> http://militera.lib.ru/h/tarle5/index.html ----------------------

panafidin: П.И. Панафидин Письма морского офицера (1806-1809). Вторая архипелагская экспедиция (Публикуется с сокращениями.) Источник: Морские сражения русского флота. Воспоминания, дневники, письма / Сост. В.Г. Оппоков / М., Военное издательство, 1994 - http://rumarine.ru/12/Pisma-morskogo-ofitsera-1806-1809----Vtoraya-arkhipelagskaya-ekspeditsiya/

Tourville: Вариант для Сенявина: 24.08.1807 Сенявин, будучи на Тенедосе, получает сообщение из СПб (с транспортом Херсон) о Тильзите и приказ о передаче Корфу французам. К тому времени вице-адм. Коллингвуд собрал на Тенедосе 7 ЛК и 3 ФР. Предполагались совместные действия против турок. 3.09 Корфу был передан французам. 4.09 Сенявин получил из СПб предписание вернуть Тенедос туркам, сообщение о перемирии с турками, и приказ возвращаться домой. Было решено (в СПб), что только корабли ЧФ и несколько мелких судов БФ должны идти в ЧМ, кораблям БФ было приказано идти на Балтику. На ЧМ должен был идти Салтанов, но он долго ремонтировался, а затем было получено сообщение о войне с Англией и прекращении переговоров с турками, так что от возвращения в Севастополь ему пришлось отказаться. 7.09 Сенявин пошел с Тенедоса на Корфу, откуда 1.10 он отправился на Балтику с 10 ЛК и ФР Венус, Кильдюин и шлюпом Шпицберген, оставив приказ Баратынскому (ЛК Св. Петр, Москва, ФР Легкий, Автроил) следовать за ним. Баратынский, блокировавший Рагузу, передал затем территории Катаро французам и пошел в Венецию, где 21.09 сгрузил войска и 1.10 прибыл на Корфу. Эскадра Сенявина 9.10 попала в шторм, Уриил так сильно потек, что вернулся на Корфу, передав на Селафаил (тоже поврежденный) свой грота-рей. Поврежденный Шпицберген отстал от эскадры. 17.10 Сенявин прошел Гибралтарский пролив, но при движении на север встретил противный ветер и 6.11 был лишь на широте Лиссабона. Сильный шторм повредил его корабли и 10.11 ему пришлось зайти для исправлений в Лиссабон. На Лиссабон наступала французская армия, Принц Регент сперва был на стороне французов и приказал арестовать всех британцев и наложить эмбарго на их собственность. Но появление эскадры Сиднея Смита 17.11 с 9 ЛК, установившего блокаду Лиссабона, заставило его быстро передумать. Англичане 27.11 предложили ему на выбор: передать свой флот Англии «на хранение» или же отвезти на кораблях королевское семейство и двор в Бразилию. Португальцы выбрали второе, и 29.11 все боеспособные португальские корабли в сопровождении английской эскадры ушли в море (на следующий день французы вошли в Лиссабон). 4 англ. ЛК с Сидней Смитом пошли с португальцами в Бразилию, остальные 5 вернулись к Лиссабону в середине декабря, через несколько дней из Англии прибыло еще 5 ЛК с новым командующим вице-адм. Коттоном и с известием о войне с Россией. Итак, у Сенявина было очень много времени после окончания ремонта судов без помех выйти в море. Если бы даже какие-то его корабли не были в состоянии выйти в море, можно было бы, разгрузив их, продать их португальцам или сжечь в море, как это было обычно принято в других флотах. Кстати, 21.11он отправил Венус обратно в Средиземное море искать Баратынского. Были ли шансы у Сенявина вернуться на Балтику? Были. Разумеется, в Канале были блокирующие английские эскадры, но плохая погода и туманы могли ему помочь, английские же эскадры были значительно сокращены после ухода из Бреста 1806 г. дивизионов Вильомэ и Лейсегю, зимой обычно английские ЛК были в портах, в море оставались только фрегаты и мелкие суда. Французы неоднократно выходили в море из заблокированных портов в зимнее время. Был и более безопасный и надежный путь – вокруг Шотландии. В 17 в. во время англо-голландских войн 1665-67 и 1672-74 гг. суда голландской Ост-Индской компании следовали таким путем из Юго-Восточной Азии (Индонезии) обычно всего с одной остановкой в Капштаде и с неизменным успехом приходили в Голландию. Сказалось отсутствие навыков океанских плаваний нашего флота.

Benbow: Tourville пишет: Итак, у Сенявина было очень много времени после окончания ремонта судов без помех выйти в море. Но при этом ремонтные склады Лиссабона были опустошены португальцами. Tourville пишет: Разумеется, в Канале были блокирующие английские эскадры, но плохая погода и туманы могли ему помочь Октябрь-ноябрь - стандартные ветра - восточные. Tourville пишет: Был и более безопасный и надежный путь – вокруг Шотландии. Скорее - единственный путь, но в отличие от времен англо-голландских войн там базировались эскадры Западных Подходов, встречая конвои из Америки (они как раз подходили к октябрю-ноябрю).

Tourville: Benbow пишет: Но при этом ремонтные склады Лиссабона были опустошены португальцами. Надо уметь обходиться собственными силами, как в других флотах. В Лисабоне было и много частников-судовладельцев. Benbow пишет: Октябрь-ноябрь - стандартные ветра - восточные. Но они дуют не всегда. И потом другие флоты этим направлением неизменно пользовались. Benbow пишет: Скорее - единственный путь Через Канал путь - рискованный, но все же возможный. Benbow пишет: в отличие от времен англо-голландских войн там базировались эскадры Западных Подходов, встречая конвои из Америки (они как раз подходили к октябрю-ноябрю). Зимой все были в портах. Даже в 1796 г. командовавший ирландскими силами (а там были только фрегаты и мельче) сидел в Корке на берегу, хотя было известно об экспедиции Гоша. Конвои из Америки все же старались приходить раньше октября. Французы именно зимой обычно свободно выходили в море, хотя их стерегли английские эскадры. О подходе Сенявина англичане ничего не знали, и он вообще пройти незамеченным западнее Ирландии.

Benbow: Tourville пишет: Надо уметь обходиться собственными силами, как в других флотах. Это хорошо, но наши склады на Корфу в спешке остались нетронутыми. Tourville пишет: В Лисабоне было и много частников-судовладельцев. Которые так же ушли вместе с португальцами и Смитом. Tourville пишет: Но они дуют не всегда. И потом другие флоты этим направлением неизменно пользовались. В том то и проблема что при походе Каналом для нас оба берега - неприятельские. К французам зайдем - велика вероятность там и остаться. Типа подарка друга Александра другу Бонапарту. К англичанам - захватят или потопят. Так что Канал ИМХО не вариант. Tourville пишет: Конвои из Америки все же старались приходить раньше октября. С октября по ноябрь. Могу привести списки по годам того же Ямайского конвоя. Tourville пишет: О подходе Сенявина англичане ничего не знали, и он вообще пройти незамеченным западнее Ирландии. В октябре-ноябре? Возможно, но там основные ветра западные, то есть будет прижимать в Ирландии. Вобщем попытка эта была бы сложна даже для плавающего флота.

Tourville: Benbow пишет: наши склады на Корфу в спешке остались нетронутыми. Сенявин перед уходом был на Корфу почти месяц. И надо уметь обходиться в море своими силами, как в других флотах. Benbow пишет: Которые так же ушли вместе с португальцами и Смитом. Едва ли все. Benbow пишет: Так что Канал ИМХО не вариант. Но у французов часто получалось, и это при том, что их ждали. Сенявина никто не ждал. Benbow пишет: С октября по ноябрь. Но есть и другие данные, когда конвои из Америки приходили весной или летом. Но в любом случае в декабре-январе (когда Сенявин добрался бы до Ирландии) английские ЛК были бы в портах. Benbow пишет: Возможно, но там основные ветра западные, то есть будет прижимать в Ирландии. А паруса на что? Benbow пишет: Вобщем попытка эта была бы сложна даже для плавающего флота. Но прочие флоты это делали и не считали героизмом.

Benbow: Tourville пишет: рочие флоты это делали и не считали героизмом. Чего-то я не припоминаю голландских конвоев вокруг Шотландии в декабре-январе. Просто по ПМВ и ВМВ я читал довольно много воспоминаний в этом районе. Там плавание в это время года было трудным даже в эпоху железных кораблей.

Benbow: Вот из Райнера. Февраль 1942 года. "Получив топливо, мы вышли в море. Быстро темнело, дул порывистый западный ветер, вызывавший нешуточное волнение. Я очень быстро получил возможность убедиться в том, о чем подозревал, еще впервые увидев эсминец в сухом доке. Он отчаянно «намокал», заливаемый волнами, а его движение при курсе 45 градусов к волне даже трудно описать словами. Я бы назвал его пляской чертей в аду. Все объяснялось просто: эсминец был недостаточно велик для того груза, который был вынужден нести. Носом к волне корабль шел в общем-то нормально, при боковой волне тоже двигался вполне прилично, хотя и раскачивался, как бревно. Было очевидно, [192] что «Шикари» следует понять, почувствовать, как-то к нему приноровиться. Только так можно уменьшить повреждения, наносимые непогодой. Чтобы попасть в нужный район, надо было продолжать следовать курсом на северо-запад, который эсминцу был явно не по вкусу. Тогда я решил, что, если пойду по Минчу, где смогу воспользоваться преимуществами скорости, а затем выйду в Атлантику, я сделаю большой крюк, но к месту назначения попаду быстрее. Наш курс начиная от Бат-оф-Лыоис пойдет прямо в море. Итак, мы отправились через Минч и на спокойной воде до самых Гебрид делали 25 узлов. Ощущение силы было потрясающим. Корабль вибрировал, как живое существо. Я сразу же простил ему все недостатки, охваченный ни с чем не сравнимым наслаждением, даваемым этим единством человека и машины. Как тут не вспомнить знаменитый совет великого любителя лошадей Джона Джорокса: «Станьте немного слепыми к их ошибкам и чуть более снисходительными к недостаткам». Я сообщил о своих действиях командующему. Ответное сообщение содержало вопрос: «Вы уверены, что такое путешествие действительно необходимо?» Мой ответ был краток и определенен: «Для сохранности дымовых труб — да». Еще до рассвета мы обогнули Бат-оф-Льюис и снизили скорость до 15 узлов. Весь день мы перепахивали темно-зеленые волны, катящиеся с запада под низкими, тяжелыми свинцово-серыми облаками. После яркого солнца и сверкающих теплых волн Индийского океана я, наконец, почувствовал себя дома. Это были Западные Подходы к островам. Именно здесь развернулась и [193] была в конечном счете выиграна великая битва с немецким подводным флотом. Она не была масштабной акцией флота, как Ютландское или Трафальгарское сражение. В ней не было эффектных, зрелищных результатов, как после битвы у атолла Мидуэй. Это было затяжное, изнуряющее, тяжелое сражение с одним из самых сильных и коварных противников в истории, происходившее под непрекращающимся дождем ледяных соленых брызг... По-моему, наш народ до сей поры не знает, что именно происходило на этих суровых океанских просторах. По жилым палубам кораблей перекатывалась вода. Люди заступали на вахту в мокрой одежде, чтобы через четыре часа вернуться промокшими уже насквозь. После этого они нередко находили свой ужин слетевшим на пол, да и до столовой приходилось добираться вброд... Офицеры пребывали в аналогичном положении. На нашем флоте офицеров традиционно размещали в корме. Чтобы попасть на мостик на вахту, им надо было преодолеть всю длину главной палубы эсминца, местами очень скользкой, где тоже бурлили волны, да и глубина была немаленькой — 2–3 фута. Конечно, вдоль палубы были всегда натянуты штормовые леера. Если вцепиться в них достаточно крепко, за борт тебя, скорее всего, не смоет. Но заступать на вахту, когда на тебе промокло даже нижнее белье, все же вряд ли можно назвать приятным. Но даже в таких условиях корабли всегда находились в полной готовности атаковать подлодку или провести спасательную операцию. " Это ВМВ. И новый эсминец. Теперь представим там русские парусные корабли, не имеющие опыта подобных плаваний, не имеющих карт, и не имеющих лоцманов.

Tourville: Это было трудно, но не невозможно. Голандские остиндийцы 17 в. в ряде случаев приходили в Голландию только в декабре.



полная версия страницы